Бюджет на бензиновом ходу (РБК)

В пятницу, 29 сентября, правительство внесло в Думу проект бюджета на три года — 21 документ на 10 526 листах, не считая полутора десятков смежных законопроектов (бюджеты социальных фондов, поправки в Налоговый кодекс и т.д.). Проект в целом отражает курс Минфина на бюджетную консолидацию, которая пойдет даже быстрее, чем планировалось год назад: госрасходы к ВВП должны снизиться с ожидаемых 18,5% по итогам 2017 года до 15,6% в 2020 году, дефицит — с 2,5 до 0,8% уже в 2019 году.

Сокращение этих относительных показателей стало заметнее потому, что экономика восстанавливается быстрее первоначальных прогнозов. По оценке Минэкономразвития, за 2017 год экономика вырастет на 2,1% и номинальный ВВП перевалит за 100 трлн руб. уже в 2019 году. Бюджет сформирован на основе базового макропрогноза Минэкономразвития (есть еще оптимистичный «целевой» и пессимистичный «консервативный»). Параметры российской экономики в нем улучшились по сравнению с предыдущим бюджетом «в силу как более благоприятных, чем ожидалось, внешнеэкономических условий, так и более быстрого восстановления внутреннего спроса и инвестиционной активности», отмечает Минфин.

В составе бюджетных материалов, внесенных в Госдуму, опубликован консервативный экономический сценарий на 2018–2020 годы: он характеризуется снижением цены нефти до $35 за баррель к 2019 году, скачком курса доллара на 18% — до 70,3 руб. — в 2018 году (среднегодовой). «В консервативный вариант прогноза была заложена предпосылка о более существенном замедлении мирового экономического роста. Это может произойти в результате «жесткой посадки» экономики Китая, спровоцированной схлопыванием пузырей на рынках финансовых и нефинансовых активов; более быстрого, чем ожидалось, ужесточения денежно-кредитной политики в развитых странах», — говорится в документе.

Без налоговых реформ

Если год назад яркой чертой принятого бюджета на 2017–2019 годы была «всеобщая мобилизация» доходов (через изменение законодательства или меры «разового характера»), то сейчас Минфин чувствует себя комфортнее и не латает дыры в авральном режиме. В предыдущем бюджете за счет таких мобилизационных мер обеспечивались доходы на 2,8 трлн руб. за три года, включая 853 млрд в первый год. Сейчас — только 913 млрд руб., из которых 146,5 млрд в ближайший год.

Среди крупнейших источников дополнительных доходов — повышение акцизов на автомобильный бензин и дизельное топливо (на 50 коп. в расчете на литр с 1 января 2018 года и еще на 50 коп. в середине года), которое должно дать 25,3 млрд руб. в 2018 году и еще 90 млрд в 2019–2020 годах; повышение на 15% ставок утилизационного сбора на строительную, дорожную и сельскохозяйственную технику (плюс 23,9 млрд руб. в 2018 году), расширение шкалы акцизов на легковые автомобили — введение для машин с моторами от 200 л.с. ставок акцизов от 897 до 1084 руб. за 1 л.с. (плюс 13,9 млрд руб.). Если дополнительные акцизы на бензин будут автоматически переложены на рядовых потребителей, то введение дифференцированной шкалы акцизов на мощные автомобили, скорее всего, затронет покупателей машин премиального сегмента.

Покупать в зарубежных интернет-магазинах станет дороже

Другие непопулярные меры, заложенные в проект бюджета, — предложение понизить лимит беспошлинного ввоза товаров физлицами для личного пользования в 50 раз, до €20 с текущих €1000. При действующем лимите ФТС почти не собирает таможенных пошлин с интернет-заказов россиян в зарубежных магазинах, а при обложении пошлиной товаров дороже €20 будет собирать более 60 млрд руб. в год, следует из материалов к проекту бюджета. Пресс-служба Минфина пояснила, что предложенная мера направлена на «создание равных условий для российских и зарубежных ретейлеров». Впрочем, «рассматриваются разные предложения, но решение по этому вопросу еще не принято», прокомментировало ведомство. Из этого следует, что по итогам обсуждения бюджета в Госдуме новый порог беспошлинного ввоза интернет-посылок, возможно, будет не таким низким.
Но системных перемен в генерации доходов нет. Еще весной Минфин активно комментировал возможный налоговый маневр (снижение тарифа страховых взносов и повышение НДС), но теперь окончательно видно, что в бюджете 2018–2020 годов никаких преобразований налоговой системы не заложено. Основные принципы — «предсказуемые и стабильные налоговые условия», «неповышение совокупной фискальной нагрузки для добросовестных налогоплательщиков», говорится в пояснительной записке к проекту бюджета. «Расширение доходной базы бюджета будет обеспечиваться за счет улучшения собираемости и качества администрирования налогов», — обещает Минфин. Вместе с проектом бюджета правительство внесло в Думу законопроекты, предполагающие сохранение текущих тарифов страховых взносов для основных категорий плательщиков.

«Роснефтегаз» вновь не уступил

В 2018 году Минфин третий год попытается собрать со всех госкомпаний дивиденды из расчета 50% от чистой прибыли. В этом году не получилось: поступления дивидендов госкомпаний оцениваются лишь в 234 млрд руб. — в два раза меньше, чем планировалось. В 2018 году правительство заложило в проект бюджета сбор дивидендов на сумму 380 млрд руб. — рост на 62% относительно оценки 2017 года.

В отличие от прошлого года среди материалов, внесенных в Думу, не нашлось документа с разбивкой прогнозных дивидендов по конкретным госкомпаниям. Поэтому сказать, сколько Минфин рассчитывает получить в 2018–2020 годах от «Газпрома», «Транснефти», «Роснефтегаза» и других крупнейших плательщиков дивидендов, пока невозможно. Но можно точно сказать, что холдинг «Роснефтегаз», владеющий 50% акций «Роснефти» и 11% «Газпрома», заплатит меньше, чем хотели от него чиновники.

В проекте бюджета больше нет упоминания «Роснефтегаза», нет его и в официальной пояснительной записке (в черновом ее варианте, который был у РБК, отмечалось, что «Роснефтегаз» не выплатил дивиденды по итогам 2016 года, поэтому поступления от него по итогам 2017 года по определению вырастут). Изначально в сентябре Минфин хотел записать в бюджет 2018 года дивиденды от «Роснефтегаза» на сумму до 82,6 млрд руб., сообщал РБК, из которых почти 27 млрд руб. должны были пойти на финансирование проектов самолетов и двигателей в интересах государства. Но теперь правительство убрало из закона о бюджете формулировку, увязывающую целевые взносы в капиталы корпораций ОАК и ОДК и Государственной транспортной лизинговой компании с размером дивидендов «Роснефтегаза».

Прогнозная сумма доходов бюджета от дивидендов госкомпаний за время финальной подготовки проекта как раз сократилась примерно на 27 млрд руб. — в предварительной версии пояснительной записки говорилось, что в 2018 году по этой статье в бюджет поступит около 407 млрд руб. (в окончательной версии — около 380 млрд). Исходя из этого можно предположить, что Минфин записал поступления от «Роснефтегаза» в 2018 году на 55,8 млрд руб. (но это лишь гипотеза — Минфин этот вопрос не комментирует).

Структура расходов законсервирована

Федеральный бюджет продолжит тратить много на оборону и безопасность и значительно меньше — на «инвестиции в человеческий капитал» (образование, здравоохранение), хотя в проекте бюджета все-таки видна установка на сдерживание расходов на силовой аппарат. В долгосрочном бюджетном прогнозе Минфина (до 2035 года), тоже внесенном в Думу, отмечается, что расходы на оборону, безопасность, госаппарат, а также социальное обеспечение в последнее десятилетие быстро росли по отношению к ВВП, в конечном счете приводя к «вытеснению производительных расходов» (инвестиций в «человеческий капитал» и инфраструктуру).

В другом документе, сопровождающем проект бюджета, Минфин указывает на «неоптимальную качественную структуру расходов, с превалирующей долей текущих расходов на государственный аппарат (включая оборону и безопасность) и социальную политику (включая пенсионное обеспечение)». Рассматривая прогноз расширенного государственного бюджета (федеральный, региональные плюс бюджеты социальных фондов), Минфин оценивает, что в 2018–2020 годах в бюджетной системе основную долю продолжат занимать расходы на социальную политику (11,8% ВВП в среднем за трехлетку), национальную оборону и национальную безопасность (совокупно 4,6–5,1% ВВП в 2018–2020 годах).

РБК

Посмотреть на карте Новосибирска